Новости
14.02.2016

Дом по каркасной технологии в Синявино. 

Дом по каркасной технологии в Репино.

Дом из газобетона в Вяхтелево.

Дом из термобруса (утепленный) в Красном селе.

 

 

12.02.2016
Скидка 10% на  строительство!
Проект в подарок!!!  Готовим "сани" к лету!!!!
10.02.2016

 СК "РосСтройРеставрация" СОБСТВЕННОЕ производство облицовочных материалов, тротуарной плитки и садово-парковых фигур.

Наши партнеры

 

 

 



 


Американская мечта

Воплощение «американской мечты» - «Левиттауны» или первый опыт массового строительства жилья

image001
В конце сороковых в США расцвела фирма «Левит и сыновья», прославившаяся строительством технологичных односемейных дешевых домиков. Строительство было поставлено на поток. От Флориды до Массачусетса вырастали «Левитауны». Домики стоили около 7-8 тысяч долларов. Они оказались по карману вернувшимся с войны военным, учителям, врачам. То есть людям со скромным достатком, да еще в тяжелое послевоенное время.


У Левитта хватило воображения заранее предвидеть грядущие перемены. Миллионы американцев возвращаются с войны, им надо где-то жить. Им нужно дешевое жилье.

В стране возникала система скоростных пригородных шоссе. Автомобиль был доступен большинству населения, - значит, люди могут переехать жить в пригороды, надо построить там десятки тысяч домов.

Над Левиттом смеялись и говорили, что его проект прогорит, потому что никто не станет покупать его дома. Многие экономисты утверждали, что после войны Америка снова

окажется в депрессии. Но этого не случилось.

image002  




 И Билл Левитт призвал американцев: не возвращайтесь обратно в Бруклин, в Бронкс, в Квинс, в тесные нью-йоркские квартиры. Добро пожаловать в пригород! Вокруг вашего собственного нового дома будет небольшой участок земли. И все это - дешево. Не возвращайтесь в старую Америку! Пойдемте со мной в новую!.. Этой обетованной землей и стал пригородный Левиттаун... 

Американская "стройка века" началась 1 июля 1947 года. А уже 1 октября в новые дома переехали первые 300 молодых семей. Потом сюда прибывали по 100-150 новоселов каждую неделю.

image003  





 С 1947 по 1951 год компания "Левитт и сыновья" построила под Нью-Йорком 17 с половиной тысяч домов. Они росли, как грибы, может быть, даже немного быстрее, что постоянно привлекало недоверчивое внимание прессы. "С утра, - рассказывал Билл Левитт очередному репортеру, - мы собрали 18 домов, и после обеда соберем столько же". Он любил похвастаться, но дома было легко пересчитать, а общее их количество проверить по документам - они точные. Как же Левитту удавалось строить по 36 домов в день? 

Левитт использовал тот же принцип, что и Генри Форд для производства своего знаменитого автомобиля модели "Т". До этого машины были очень дороги и доступны только богатым людям. Генри Форд впервые организовал конвейерный их выпуск, начал выпускать намного больше автомобилей и намного дешевле. В итоге выиграли и продавец, и покупатели.

То же самое Левитт сделал в строительстве - организовал конвейер, но не в цехе, а прямо на месте, под открытым небом. На место сборки доставляли уже готовые блоки будущего дома. А бригады рабочих-строителей были узко специализированы. Одна ставила стены, другая - крышу, третья - окна. Или, скажем, один из рабочих только тем и занимался, что привинчивал к полу стиральные машины. В итоге дом, построенный компанией Левитта, получался недорогим.

image005  





За свои 74 квадратных метра жилья новоселы платили 52 доллара в месяц при минимальном первом взносе.
Хозяйка одного из домов в Левиттауне, Глория Бенсон, показывает расставленные в гостиной фотографии дочерей и внуков, открывает двери аккуратно прибранной спальни. Дети выросли и разъехались, и спальни на втором этаже пустуют.

Хозяйка теперь одна хлопочет на кухне, за столом в которой могли бы удобно устроиться человек восемь-десять. Что и происходит, когда дочери приезжают в гости. Вначале кухня была втрое меньше, вспоминает Глория, мы тут с мужем вдвоем едва умещались, но потом перенесли стену, расширили дом - участок-то свой. Кусты азалий под окном посадили сами. А четыре яблони в саду, тогда, 50 лет назад, полагались всем новоселам вместе с домом, как телевизор и холодильник, в котором уже стояли молоко и масло. Небольшой участок позволял поначалу разбить собственный садик ("Каждый человек имеет право на цветы", – говорил Левитт-папа), а впоследствии расширить дом с помощью дополнительных пристроек.

Установленные в Левиттауне правила домовладения запрещали строить забор, по выходным вывешивать во дворе белье.

По вечерам Левитт-старший в черном кадиллаке с откидным верхом объезжал растущий на глазах городок и наблюдал за жизнью левиттаунцев. И если замечал нестриженный газон, тут же направлял туда своего садовника, а следом - счет хозяину дома за проделанную садовником работу.

Глория Бенсон (одна из жителей первых «Левиттаунов»), вспоминает: «Вот это дерево мы посадили весной 1948 года; это была первая весна после нашего приезда сюда. Видите, какой теперь огромный дуб вырос... А вообще, когда мы сюда переехали, вокруг было голое поле. А в доме даже телефон еще не поставили. И чтобы позвонить маме в Нью-Йорк, я бегала в телефонную будку, которая стояла вон там, видите, где дом с гаражом на той стороне улицы.
Однажды вечером, за неделю до переезда, нам показали дом. Она запомнила его номер - 1555. Через день, в воскресенье, они с мужем привезли в Левиттаун родителей, чтобы показать им свое будущее жилье, но найти дом так и не смогли. Улицы еще не имели названий, а все дома были на одно лицо.»

Знакомая история! В 1960-е годы ее можно было услышать и в московских Черемушках, и в Текстильщиках. Левиттаун - это вариант хрущевских пятиэтажек, но возведенных на американский манер - небольшой частный дом вместо маленькой квартиры. И американский Левиттаун, и российские пятиэтажки - это разные ответы на послевоенный жилищный кризис.
Глория Бенсон рассказывает, что с 1949 года в Левиттауне появились дома нового типа. Их счастливые обладатели гордились новинкой - особым широким окном, из которого открывался роскошный вид .... на точно такое же окно соседа, жившего через улицу.

В новых домах Левиттауна теперь были камин и навес для машины, продолжает хозяйка. Внезапно разговор прерывает странный гул. "Это бойлер, - поясняет Глория. - Ведь в наших домах нет подвального этажа". И она поднимается, чтобы закрыть дверь в кладовку с бойлером.

С самого начала незамысловатая конструкция домов, да и вообще весь Левиттаун, стали излюбленной мишенью юмористов и критиков. Они поте шались, что, мол, ни один приличный архитектор и близко не подходил к Левиттауну.
Жилье и впрямь проектировал человек без специального образования - архитектор-самоучка, младший брат Билла Левитта - Альфред, учившийся ремеслу путем проб и ошибок.

Как-то при встрече с Левиттом знаменитый американский архитектор Фрэнк Райт разнес проект левиттаунских домов в пух и прах. Тогда Билл Левитт спросил, а каким бы сделал этот дом сам Райт, при условии, что площадь жилья останется прежней? Маэстро тут же чуть ли не на салфетке набросал чертежи изящного особнячка, рядом с которым сооружение Левитта казалось солдатской казармой.

"Да, здорово,- честно признался Левитт. - Но скажите мне, задумчиво продолжал он, сколько будет стоить ваш дом?" Тут уже задумался Райт: "Ну, тысяч 40 долларов", наконец, ответил он. Левитт громко рассмеялся: "Вы, конечно, талантливый архитектор, мистер Райт, но вы ничего не понимаете в ценах: ваш дом не по карману простому американцу".
Действительно, дом из тех, которые строил Бил Левитт, мог купить почти каждый: школьный учитель, водитель автобуса, рабочий швейной фабрики. Пригороды стали доступны для большинства населения страны. И оно не пожелало откладывать переезд.

Записываться на покупку будущего дома выстраивалась огромная очередь. В холода служащие компании Билла Левитта бесплатно раздавали стоявшим в очереди горячий кофе и булочки, чтобы будущие гордые домовладельцы не замерзли. Как-то раз за один удачный вечер строительная компания "Левитт и сыновья" продала больше тысячи еще не построенных домов.

И все-таки, в послевоенные годы 8 тысяч долларов (столько стоили тогда дома, которые строил Левитт) были немалыми деньгами. Откуда могли взять их только вернувшиеся с войны молодые люди?

В 30-е годы в Соединенных Штатах был принят специальный закон, чтобы помочь американцам с покупкой домов. Правительство выступило гарантом при предоставлении банковского кредита. Банки почувствовали себя в безопасности и стали выдавать займы людям, которые раньше не могли на это претендовать.

Скажем, ранее за подобный банковский кредит приходилось плати ть до 18-20 процентов, теперь эта ставка снизилась вдвое. Уменьшился и размер первого взноса за покупаемый дом. Кроме того, если раньше полученный кредит надо было возвращать банку в довольно сжатые сроки, то теперь его можно было растянуть на 20-30 лет, а отсюда и ежемесячная плата в банк стал гораздо меньше. И в принципе люди даже ск ромного достатка теперь могли теперь купить собственный дом.

Но тут началась Вторая мировая война. После нападения Японии на Перл-Харбор американское правительство вообще запретило любое строительство, не связанное с военными нуждами. О частном жилье вспомнили только после войны. Возвращавшимся с нее американцам правительство предоставляло весьма льготные займы. И все это, в конечном счете, способствовало очень быстрому развитию пригородных районов, которые стремительно разрастались 50-е, 60-е, 70-е годы и что продолжается сегодня.

Желающих жить в городе - меньшинство. В своих домах, то есть, в основном, в пригородах, живут 66 процентов американских семей - значительно больше, чем в других экономически развитых странах. Понятно, что всю эту массу не мог бы вместить построенный Левиттом городок, хотя его и считают самым большим в Америке жилищным комплексом, возведенным одним строителем.

Вскоре за первым, нью-йоркским, свои Левиттауны появились в штатах Нью-Джерси и Пенсильвания.

Конкуренты Билла Левитта не дремали, и вскоре все крупные города Соединенных Штатов начали обрастать такими же пригородами. Дома в них строились все больше. Прибавлялись комнаты, этажи и гаражи. Американец тратил на дорогу до работы все больше времени, зато отдыхал в тени собственных деревьев на своем собственном участке. Социологи во всем мире заговорили о возникновении первой в мире страны... "пригородного" типа. Она и стала таковой в значительной степени благодаря Биллу Левитту.

Его идея массовой застройки путем конвейерного строительства дешевого жилья никогда ранее не применялась ни в Америке, ни где-либо еще. То, что сделал Левитт, было настоящей революцией.

И после войны Левитта не раз обвиняли, что он так и не отошел от спартанского стиля. Одна моя нью-йоркская знакомая, ни разу, кстати, не бывавшая в Левиттауне, говорит о городке с тем же легким пренебрежением, с каким, может быть, жители Арбата произносят слово "хрущевка".

Дома Левиттауна вокруг едва различимы за деревьями. В небольшом парке подростки гоняют на роликовых коньках. 50 лет назад эти дома стоили по 8 тысяч долларов, а сколько придется выложить, чтобы купить один из них сегодня?

«Минимум - 150 тысяч долларов. За этот дом. А вот рядом - другой дом, хозяева его расширили, пристроили крыльцо, придумали колонны. Так что, скорее всего, они попросят тысяч 170.» Когда-то Левитта обвиняли, что он, якобы, строит времянки, которые через несколько лет развалятся. Никто не ожидал, что эти дома простоят так долго. И теперь все удивляются...

Жители сами не ожидали такой прочности от своего собственных домов, хотя живут в них с 1948-го года. Как оказалось, Левитт был отличным строителем. Но он строил так быстро, что построенные им дома казались несолидными, непрочными.

Одна из причин кажущейся непрочности этого жилья в том, что у дома нет привычного фундамента.

Загородный американский дом обычно ставят на такой высокий и мощный фундамент, что в подвальном этаже помещаются еще пара комнат, прачечная, бойлер, туалет, просторные чуланы. А тогда - чтобы сократить затраты на строительство, - Левитт предложил поставить дом просто, как тут говорят, на бетонную "лепешку". На эту новинку надо было еще выбить разрешение местных властей. Они колебались. Левитт настаивал.

В его, в конечном счете, победе немалую роль сыграло то, что в послевоенные годы значительная часть местного населения лишилась работы. Это были фермеры, которые выращивали картошку. Пару лет подряд они оставались без урожая из-за саранчи. Люди терпели убытки и потому охотно продавали свою землю Биллу Левитту. Вдобавок, он обещал дать им работу, если местные власти разрешат строить дома его методом. И они, эти власти, скрепя сердце, разрешили.


Левитт, видимо, умел предвидеть. Ведь он стал понемногу скупать землю на месте будущего Левиттауна еще до войны. И к концу 40-х годов у него было уже около 2 тысяч гектаров. Теперь же владельцы земли заломят огромные деньги, в результате подскочит цена на дома.

Конечно, можно найти землю для массовой застройки километров за 150 километров от Нью-Йорка, но там никто не захочет жить: слишком далеко ездить на работу в город. Ни в Америке, ни в Европе такой же участок теперь не найти.
Левитт никогда не продавал дома афроамериканцам. Его даже обвиняли в расизме... Но Левитт был просто бизнесменом. Если бы он тогда продавал дома афроамериканцам, то их не стали бы покупать белые американцы. Левитт не был расистом. Просто в те времена так вели себя все строители.
Кроме того, в 1947 году афроамериканцев, которые могли бы купить себе дом, было не более одного процента от общего их числа, живущих в США. Афроамериканец не мог тогда просто обратиться в банк и получить заем на покупку дома. Ему бы его не дали.

Так что поведение Левитта - тогда - не вызывало особых возражений. В 60-е годы он изменился. В 60-е годы вообще всё изменилось. Теперь дома в Левиттауне продают всем. Афроамериканцы живут по соседству с другими жителями.

Левитт бесплатно для всех жителей Левиттауна выстроил здание городского коммунального центра, даже с баром. И семь больших открытых бассейнов в городе - тоже бесплатно. Конечно, сейчас жители платят налоги для содержания всех этих сооружений. Но когда-то Уильям Левитт построил все это бесплатно.

Он понимал, что людям надо где-то собираться. Ведь новые поселенцы чувствовали себя оторванными от большого города, от Нью-Йорка. Поначалу в Левиттауне не было ни кинотеатров, ни ресторанов. И люди должны были развлекать себя сами. Тогда именно здесь, в этом здании выступали театральные труппы, тут же устраивались танцы. Собирались разные религиозные группы или, скажем, кружок любителей покера. В разных, конечно, комнатах. Женщины просто собирались, чтобы за чашкой кофе поговорить о детях. Левитт понимал, что он создает новую общину и хотел ей помочь.